English version

Архив номеров

Дерюгина Т.В.

Название статьи:
Добросовестность как принцип права

Аннотация:
Поднимаются вопросы о сущности и правовой природе юридической категории добросовестности, выявляется ее место в системе гражданских правоотношений. Представлен детальный критический обзор современного российского законодательства, практики применения, юридической литературы по проблемам отнесения добросовестности к принципам и пределам права.

Содержимое статьи:
Анализ современного российского законодательства позволяет нам утверждать, что, перечисляя основные начала гражданского законодательства, законодатель не называет добросовестность в качестве таковых. Более того, в п. 2 ст. 6 Гражданский кодекс (далее - ГК) РФ прямо разграничивает эти понятия, указывая на наличие общих начал гражданского законодательства и требований добросовестности. Аналогичной позиции придерживается ряд цивилистов1. Среди сторонников выделения принципа добросовестности можно назвать С.Н. Братуся, В.П. Грибанова, И.Б. Новицкого, В. Вороного и др.2 Последний, в частности, указывает, что анализ нормы п. 3 ст. 10 ГК РФ приводит к выводу о том, что в ней законодательно закреплен принцип добросовестности: здесь установлено, что в случаях, когда защита гражданских прав ставится в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются. Приведенное положение означает, что разумность и добросовестность - объективное выражение закономерностей развития, результат, достигнутый в обществе. Подтверждение как первой, так и второй точки зрения мы находим в гражданском законодательстве. Так, Гражданский кодекс в ст. 1 не называет “добросовестность” принципом, а в п. 3 ст. 602 указывает, что при разрешении спора между сторонами об объеме содержания, которое предоставляется или должно предоставляться гражданину, суд должен руководствоваться принципами добросовестности и разумности. То же самое мы встречаем в ч. 2 ст. 662 ГК РФ, где арендодатель может быть освобожден судом от обязанности возместить арендатору стоимость улучшений, если докажет, что при осуществлении улучшений были нарушены принципы добросовестности и разумности. На первый взгляд может показаться, что имеются противоречия в законодательном акте. Однако это не так. Дело в том, что в ст. 1 ГК РФ законодатель перечисляет отраслевые принципы гражданского права. В приведенных же нами статьях речь идет о принципах, присущих конкретным институтам гражданского права. В этой связи органично выглядит и формулировка п. 3 ст. 10 ГК РФ, где делается акцент именно на случаях, когда законодатель придает значение добросовестности и разумности поведения. Однако всегда ли так органично построено гражданское законодательство? В ряде случаев законодатель провозглашает добросовестность как качество, имеющее значение для лица, не обладающего правом. Например, добросовестность используется применительно к ответчику по виндикационному иску, который прямо назван в ст. 302 ГК РФ в качестве лица, которое не знало и не могло знать о том, что приобретает вещь у незаконного владельца. В ст. 302 ГК РФ добросовестный приобретатель мыслится как самостоятельный субъект права. Есть собственник, есть законный владелец (например, арендатор данного имущества), а есть добросовестный приобретатель, который может стать собственником только при выполнении ряда условий. Причем согласно Постановлению Конституционного Суд Российской Федерации от 21 апреля 2003 г. № 6-П федеральное законодательство должно предусматривать такие способы и механизмы реализации имущественных прав, которые обеспечивали бы защиту не только собственникам, но и добросовестным приобретателям как участникам гражданского оборота. Более того, Конституционный Суд РФ провозглашает право добросовестного приобретателя самостоятельным имущественным правом. Добросовестность в случае ст. 302 ГК РФ спасает ответчика по виндикационному иску от требования, основанного на праве (за определенными изъятиями, установленными законом). Следовательно, добросовестность здесь - это качество, неприменимое к обладателю права. Аналогичный вывод можно сделать, анализируя ст. 234 ГК РФ. Лицо, не обладающее правом, но действующее добросовестно, может по истечении определенного срока приобрести это право. То же самое следует из ст. 173, 174 ГК РФ и т.д. Анализ таких случаев показывает, что необходимость создания прочных условий гражданского оборота заставляет законодателя становиться на сторону тех субъектов, которые никаких прав приобрести не могли. Однако такая льгота в пользу неуправомоченного невыгодно отражается на обладателе права, он, собственно говоря, тоже добросовестное лицо, которому также требуется защита. Такую ситуацию можно допускать только тогда, когда она сформулирована императивной нормой закона и не может распространяться на другие правоотношения. Следовательно, в этом случае, как, впрочем, и в других, добросовестность не подлежит расширительному толкованию и применяется исключительно к тем правоотношениям, которые вытекают из нормы, в которой она провозглашена. Однако по пи иному воспринимается добросовестность в п. 3 ст. 10 ГК РФ.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала.