English version

Архив номеров

Лошкарев Н.В.

Название статьи:
Легальная дефиниция правонарушения: проблемы формирования и использования

Аннотация:
Рассматриваются некоторые проблемы аспекты легального определения категории “правонарушение” в связи с общей теорией юридических фактов и ответственности; формулируются предложения по изменению ряда положений действующих нормативно-правовых актов

Содержимое статьи:
В настоящее время термин “правонарушение” достаточно активно используется в законодательстве. Вполне устоявшейся оказалась и традиция формулирования законодательной дефиниции. Так, в ст. 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания. Статья 2.1 КоАП РФ устанавливает, что административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. В ст. 106 НК РФ используется сходная трактовка - налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность. Во всех приведенных формулировках преемственность традиции вполне очевидна. Можно сказать, что законодатель с достаточной степенью автоматизма воспроизводит положения, сформированные наукой уголовного права, в нормах действующего законодательства. Признавая факт полезности учета научных разработок при подготовке законодательных актов, необходимо отметить, что в случае с законодательной дефиницией правонарушения “некритичность” законодателя не всегда может быть оценена положительно. Также не может быть одобрено и невнимание законодателя к формированию самой конструкции дефиниции с учетом особенностей той сферы общественных отношений, которая подвергается правовой регуляции. Обозначим некоторые проблемы, которые, на наш взгляд, являются назревшими. В первую очередь необходимо отметить, что в настоящее время в смежных, а иногда тождественных значениях законодатель использует разные термины. В частности, анализ законодательства показывает, что наряду с термином “правонарушение” используются также такие, как “нарушение законодательства”, “нарушение предписаний”, “проступок”, “нарушение”, “нормонарушение”. При этом во многих случаях содержание данных терминов не раскрывается, хотя с юридическим фактом, который они обозначают, связываются определенные юридические последствия. Например, ст. 242 Трудового кодекса связывает факт полной материальной ответственности несовершеннолетнего с совершением административного проступка. При этом ни один действующий нормативный акт определение данного понятия не дает и более того не использует, за исключением указанной статьи. Создается впечатление, что законодатель не знаком с другими нормативно-правовыми актами, раз употребляет дефиницию “административный проступок”. Мы можем найти в Трудовом кодексе только определение дисциплинарного проступка (ст. 192), который трактуется как неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей. В ст. 357 Трудового кодекса говорится, что государственный инспектор труда при выявлении очевидного нарушения трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, имеет право выдать работодателю предписание, подлежащее обязательному исполнению. Мы видим нагромождения дефиниций в одном документе, являющиеся тождественными, причем раскрывается только одно.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала.