English version

Архив номеров

Харитонова Е.Г.

Название статьи:
Проблемы структурных связей публичного права

Аннотация:
Анализируются теоретические проблемы определения категории “структурные связи публичного права”, влияние природы публичного права на систему структурных связей данного явления.

Содержимое статьи:
Анализ современной правовой литературы позволяет констатировать тот факт, что понятие структурных связей публичного права фактически не исследовано. Как таковое определение структурных связей редко встречается в работах теоретиков, вместе с тем довольно часто употребляются термины “система”, “элементы структуры” и т.д. Обращаясь к теоретическому анализу проблем структурных связей публичного права, полагаем необходимым рассмотреть обозначенную тему не только посредством правового подхода к исследованию, но и через призму философии, поскольку рассматриваемая категория включает в себя два понятия: “структурные связи” - более характерное для философского восприятия и “публичное право” - сформировавшуюся категорию российского законодательства. То есть постараемся объединить эти, казалось бы, разнородные представления в их совокупности. Для подробного анализа обозначенной проблемы необходимо выяснить прежде все, что включает в себя определение “структурные связи”, возможно ли отождествлять определение “структурные связи” с понятиями “система”, “юридическая конструкция”, насколько характерно употребление указанных терминов для правовой культуры. Далее провести анализ понятия “публичное право”: что это - система права или отрасль права, а следовательно, разобраться, характерно ли употребление понятия “структурные связи” в системе либо отрасли “публичное право”. С философской точки зрения, “структура (от лат. struktura - строение, расположение, порядок), совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих сохранение его основных свойств при различных внешних и внутренних изменениях… Существующая роль структурных связей и отношений приводит к тому, что в целом ряде научных задач изучение структуры выступает в качестве глобальной проблемы. Нередко это дает повод неправомерно противопоставлять структуру объекта иным его характеристикам и, т. о., фактически абсолютизировать односторонний подход к объекту”1. С логической точки зрения, «структура (от лат. struktura - строение, связь) - прочная, относительно устойчивая связь (отношение) и взаимодействие элементов, сторон, частей предмета, явления, процесса как целого. Знание структуры облегчает изучение элементов, входящих в целое, поскольку элементы находятся в зависимости от структуры целостного образования. До поры до времени изменение элементов целого не сказывается на структуре, но затем, когда количественные изменения перейдут в качественные, структура предмета, явления скачкообразно изменяется. Если трактовать “структуру” как философскую категорию, то ее естественно трактовать как модификацию “внутренней формы” в учении Гегеля и как составляющую вместе с “составом” категорию “содержание”, где последняя соотносится с “формой” в смысле “внешней формы”»2. Считаем также необходимым разобраться, что же представляет собой определение “система”, потому как оно более характерно для правового применения, нежели редко употребляемое определение структурных связей в области публичного права. Итак, “система (от греч. ovornma - целое, составленное из частей, соединение), совокупность элементов, находящихся в отношениях и связанных друг с другом, которая образует определенную целостность, единство… При определении понятия Система необходимо учитывать теснейшую взаимосвязь его с понятием целостности структуры, связи, элемента, отношения, подсистемы и др.”3. Проецируя вышеуказанные определения на правовые исследования, хотелось бы привести интересное мнение С.С. Алексеева о том, что право выступает как форма, имеющая свою материю права, “выраженную главным образом в его структурных характеристиках. И отсюда же следует, что сила права как формы - это сила собственной материи права, когда право слито с ее внутренней организацией, структурой”4. В другой работе С.С. Алексеев характеризует структуру права как “набор элементов” - правовых норм, институтов права, отраслей права, под эгидой “глобальной” структуры - публичного и частного права, т.е. того, что в юридической науке, хотя и недостаточно корректно с философской стороны, называется “системой права”5. “Право каждой страны, будучи единственным по своему содержанию, вместе с тем характеризуется внутренней расчлененностью, дифференциацией на относительно автономные и в то же время связанные между собой части - нормативные положения (нормы), институты, отрасли, которые образуют в свою очередь ассоциации, группы, объединения, и кроме того могут проявляться во вторичных структурах… В праве есть и глубинные элементы, находящиеся в недрах правовой ткани. Это - дозволения, запреты, а также позитивные обязывания, которые вместе с принципами права и началами законности связывают содержание права с его экономическими, идейно-нравственными, духовными основаниями…”6. С.С. Алексеев в своих трудах дает определение понятию “юридические конструкции” в системе права, которые представляют собой органический, всеобщий, непосредственно нормативный, а главное - наиболее важный по значению элемент собственного содержания права, его внутренней формы. “Именно “юридические конструкции” образуют центральное звено (основу, стержень) материи права, достигшей необходимого уровня развития, совершенства, а их отработанность есть показатель совершенства законодательства”7. Помимо прочего, С.С. Алексеев указывает на такой элемент правовой системы, как “институты” - “образованные” и “опредмеченные” социальные явления, которые в результате отчуждения обрели собственное бытие и воплощены во внешне очерченные, структурно определенные, твердые и устойчивые формы существования и функционирования, к числу которых относятся государство, религиозные учреждения, самодеятельные организации, организации самоуправления8. Н.Н. Тарасов в своих работах также приходит к выводу о том, что юридические конструкции “впечатаны в ткань позитивного права… которые можно рассматривать как его первооснову, а их систему - как несущую конструкцию позитивного права… они могут рассматриваться как наиболее стабильные единицы права”9. С точки зрения других специалистов в области теории права, систему права характеризуют базовые правовые категории, из которых складывается основной понятийный ряд. Причем одни категории могут обладать большим значением, другие - меньшим, в зависимости от природы, характера и особенностей, обозначаемых данным понятием явлений, а также самой специфики рассматриваемой области права10. Такими категориями права являются “объект права”, “субъект права”, “метод правового регулирования”, иногда “функции и задачи”11. Согласно мнению Л.П. Ануфриевой, “качественную характеристику системы представляют механизмы, обеспечивающие вхождение в нее и дальнейшее участие в ее функционировании разрозненных компонентов… Ключевым свойством системы выступает наличие между частями, составляющими систему, взаимных связей и взаимодействия”12.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала.