English version

Архив номеров

Токарев В.А.

Название статьи:
Деконструкция субъекта учредительной власти в западноевропейской философии права нового времени

Аннотация:
На материале политико-правовых учений эпохи Просвещения анализируется конструкт субъекта учредительной власти. Размещаясь в пространстве юридического и политического полей, он оказывается отправной точкой для размышлений о кризисной ситуации как онтологическом основании права и вместе с тем сам выступает в качестве рефлексирующей и принимающей правовые решения инстанции.

Содержимое статьи:
По замечанию философа права А. Кожева, исследования феномена власти своим предметом могут иметь как саму сущность власти, так и процессы ее передачи, происхождения1. Проблематика генезиса власти и права ориентирует на постановку вопроса об учредительной власти, принимавшей в позитивной истории самые разнообразные формы. В инструментарии философии права для их адекватного осмысления используется конструкт субъекта учредительной власти, прообразом которого в эпоху Нового времени следует признать мифического Законодателя просветителей. Взаимосвязь интеллектуального наследия Просвещения с политическим и правовым опытом XVIII-XXI вв., вобравшим в себя ряд революций и контрреволюций, реформ и контрреформ, актуализируется в контексте современной России, переживающей очередной этап поисков идентификации правового сознания. Французскими просветителями впервые в Новое время была обоснована возможность выявления рациональных оснований общественных явлений, их взаимосвязи в рамках единой и целостной системы политико-правового бытия. Его логика оказалась понятой благодаря методологии познания, разработанной просветителями и предполагавшей анализ сложной генеалогии социальных институтов в системно-структурном плане. В своем знаменитом трактате “О Духе законов” Ш.-Л. Монтескье от книги I, посвященной законам вообще, последовательно переходит к анализу взаимоотношений между ними и частными сторонами общественной жизни: “…А политические и гражданские законы каждого народа должны быть не более как частными случаями приложения этого разума”2. Перед читателями трактата разворачивается не только поражающая воображение картина юридической материи, где каждый отдельный элемент тесно связан с другими, а все вместе они, как следствия, логически вытекают из общих принципов, но также и сложный процесс ее становления и развития - статика и динамика политико-правовой среды. Объединивший анализ отдельного, особенного и общего в политической и правовой реальности такой метод позволил осмыслить их в тотальности, легитимировав справедливость притязаний представителей секуляризованного общества на их участие в осуществлении первоначальной (принимающей Основной закон) и институциональной (вносящей поправки) учредительной власти. “Не произвольные веления какого-либо одного лица, а воля тысяч людей, принявших единое решение по поводу своего благополучия и своей безопасности, - вот основа закона”3, - недвусмысленно замечает Д. Дидро императрице Екатерине II после внимательного прочтения ее “Наказа”, адресованного депутатам Комиссии по составлению Уложения.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала.