English version

Архив номеров

Смирнов Д.А.

Название статьи:
Принципы налогообложения в Древней Руси при татаро-монгольском иге (XIII-XIV вв.)

Аннотация:
Рассматриваются принципы налогообложения в Древней Руси в контексте влияния внешних факторов, возникших в период татаро-монгольского ига, эволюционные процессы развития принципов налогообложения в период XIII-XIV вв.

Содержимое статьи:
Процесс образования налогов, взимание которых основано на определенных принципах, максимально сложен. В различных странах он протекал по-разному и не всегда был положительным, направленным на благоприятное развитие условий жизнедеятельности человека. Это зависит от географических, экономических, социальных и других особенностей. В России процесс становления налогового государства соответствовал историческим закономерностям, в том числе экономического развития. Различные военные конфликты и междоусобицы только сдерживали становление эффективного механизма налогообложения. Развитие феодальной раздробленности на Руси во второй половине XII в. привело к децентрализации системы налогообложения. Дань и другие платежи поступали большей частью в центры обособившихся земель - в Чернигов, Суздаль, Галич, Смоленск, Полоцк и др. В этот период закономерными становятся чрезвычайные поборы, связанные с набегами князей на соседние владения. В то же время юридические нормы налогообложения уточнялись относительно правил и размеров взимания, но в каждом княжестве отдельно1. Так, Смоленская уставная грамота 1136 г. закрепила размер дани для 34 волостей Смоленской земли. Самой богатой была волость Вержавляне, включавшая девять погостов, с которой взималось 1000 гривен. Прочие волости уплачивали дань в меньшем размере2. Князь владимиро-волынский Мстислав Данилович в 1289 г. в своей уставной грамоте установил для жителей Берестья новую налоговую повинность вместо кровавой расправы за измену. Статья 1 грамоты гласит: “Се аз князь Мьстислав, сын королев, внук Романов, установляю ловчее на берестьаны и в векы за их коромолу: со ста по две лукне меду, а по две овце, а по пятнадцать десятков лну, а по сту хлеба, а по пяти цебров овса, а по пяти цебров ржи, а по 20 кур. А по толку со всякого ста”3. Любой князь на своей территории в период феодальной раздробленности мог применить отличные от используемых на других территориях правила налогообложения. Начинающий свое формирование и становление принцип единства в налоговой политике государства был низвергнут. Вместе с тем мы наблюдаем усиление принципа правового регулирования налогообложения. Усугубилась ситуация в области налогообложения и во время татаро-монгольского нашествия. После покорения Руси ордынским ханом Батыем монголы потребовали дань в размере одной десятой доли всех доходов и имущества4. Первоначально взимание дани с русских земель контролировали чиновники монгольского хана, которых прозвали баскаками. В дальнейшем дань собирали уполномоченные ханом купцы - бесермены, откупавшие у хана право сбора дани5. Поскольку действия уполномоченных Золотой Ордой сборщиков налогов вызывали возмущение и сопротивление русского народа, в XIV в. татары определили общее количество дани, а право сбора со всех русских земель было передано великому русскому князю. При этом дань, уплачиваемая русским народом, приобретала характер двойной, поскольку взимание производилось и в пользу Золотой Орды, и в пользу русских князей. Поскольку представлений в то время о предмете и объекте налогообложения как такового не было, данное явление можно назвать развитием принципа двойного обложения. Простой народ испытывал на себе своего рода двойной “налоговый прессинг” - княжеский и ордынский, причем в обоих случаях в лице великого князя или его наместника. С одной стороны, князья были обязаны выполнять возложенные на них ханом обязанности по сбору дани (при невыполнении - потеря ярлыка, которая, видимо, рассматривалась лишь как часть последующих репрессивных мер в отношении правителя-должника), используя любые механизмы для достижения поставленной цели, вплоть до насильственных. С другой стороны, князь - прямо или косвенно - “кормился” за счет своей территории, и большее из того, что оставалось после сбора “ордынского выхода”, должно было поступить в его казну6. Ситуация двойного обложения усугублялась еще тем, что нередко возникали новые налоги, аналогичные уже существующим, которые не отменялись. Среди таковых можно назвать “осмничее”, “головщину”, “костки”, которые являлись различными пошлинами, взимаемыми наряду с такой торговой пошлиной, как “тамга”. Последняя была введена татарами. Наряду с данью среди податей встречается и оброк, имеющий различные значения при определенных обстоятельствах. Оброком называли подать взамен ряда повинностей либо плату за использование земель или организацию различных промыслов7. Некоторые ученые считают, что оброк противоположен государственной подати и является доходом, вытекающим из договорных частноправовых отношений. Так, по мнению А.С. Лаппо-Данилевского и П.М. Милюкова, под оброком в древности понималась аренда, т.е. срочное или бессрочное пользование каким-либо недвижимым имуществом, вытекающее из договора найма8. Для упорядочения взимания дани ордынцы неоднократно проводили перепись населения. Перепись на Руси называлась “число”, а проводившие ее чиновники - “численники”9. Так, в 1245 г. была произведена перепись населения Великого Киевского княжества с целью определения налогооблагаемой базы. В 1257 г. для дальнейшего наибольшего сбора дани переписано население Суздальской, Рязанской и Муромской земель, а в 1259 г. осуществлена перепись населения Новгородских земель10. И наконец, в 1273 г. ордынцами была произведена последняя перепись населения на Руси11. При проведении “исчисления” жителей волос- тей, городских и сельских общин-поселений юго-запада, северо-востока и северо-запада Русской земли его инициаторы преследовали несколько целей. Важнейшими из них являлись более или менее точное определение количества тех мужчин-рекрутов, которых в перспективе можно было бы привлечь к исполнению воинской повинности, и подсчет суммарного числа потенциальных плательщиков дани-“выхода”, торговых пошлин и податей с внесением последних в “податные списки” в качестве так называемых численных людей, или “числяков” (в основе переписи лежало прежде всего стремление знать общий объем будущих “налоговых поступлений”). Именно с учетом двойственности поставленной задачи - рекрутской и фискальной - необходимо рассматривать практическую реализацию того комплекса мероприятий, которые удалось осуществить в процессе проведенных переписей12.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала.