English version

Архив номеров

Милова И.Е., Милова Е.А.

Название статьи:
К вопросу о понятии принципов права

Аннотация:
Рассматриваются некоторые проблемы формирования понятия “принципы права”, формулируются методологические основы изучения соотношения правовых идей и принципов права.

Содержимое статьи:
В настоящее время вполне распространенной научной практикой стало формулирование более или менее пространных перечней принципов права, которые, по мнению авторов, характерны для российского права. На наш взгляд, в таких случаях речь идет о неких “относительных” результатах научных исследований. Ни в коем случае нельзя признавать их ложными либо не соответствующими действительности. Так или иначе, каждый из подобных перечней имеет свое логическое обоснование, и каждый из последующих перечней также будет его иметь. Одновременно с возникновением такого “перечня” появятся и серьезные критические замечания, аргументация которых также будет весьма убедительной. Дело в том, что правовое знание формулирует именно понятия, которые с определенной степенью достоверности отражают представления познающего субъекта о наиболее существенных связях в обществе или в самом праве. Этим, на наш взгляд, роль науки в процессе формирования принципов права практически исчерпывается. Дальнейший этап формирования данных принципов связан с объективацией такого понятия и расширением сферы его признания. Если оно выходит за пределы индивидуальной познавательной деятельности, приобретает характер устойчивой применимости, так называемую объективную жизнь, то мы можем говорить о формировании принципа. Весьма образно этот процесс описал в свое время К.П. Победоносцев. “Школа Руссо показала человечеству в розовом свете натурального человека и провозгласила всеобщее довольство и счастье на земле - по природе; она раскрыла перед всеми нами вновь разгаданные, будто бы, тайны общественной и государственной жизни, и вывела из нее мнимый закон контракта между народом и правительством. Появилась знаменитая схема народного счастья, издан рецепт мира, согласия и довольства для народов и правительства. Этот рецепт построен был на чудовищном обобщении, совершенно отрешенном от жизни, и на самой дикой, самой надутой фантазии; тем не менее, эта ложь, которая, казалось, должна была рассыпаться при малейшем прикосновении с действительностью, заразила умы страстным желанием применить ее к действительности и создать на основании рецепта новое общество, новое правительство. Еще шаг - и из теории Руссо вырождается знаменитая формула: свобода, равенство, братство. Эти понятия заключают в себе вечную истину нравственного, идеального закона, в нераздельной связи с вечной идеей долга и жертвы, на которой держится, как живое тело на костях, весь организм нравственного миросозерцания. Но когда эту формулу захотели обратить в обязательный закон для общественного быта, когда из нее захотели сделать формальное право, связующее народ между собой и с правительством во внешних отношениях, когда ее возвели в какую-то новую религию для народов и правителей, - она оказалась роковой ложью, и идеальный закон любви, мира и терпимости, сведенный на почву внешней законности, явился законом насилия, раздора и фанатизма”1. Не углубляясь в оценки либеральной идеологии, данные К.П. Победоносцевым, мы полагаем, сам механизм возникновения принципов права описан очень точно.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала.