English version

Архив номеров

Покачалова Е.В.

Название статьи:
К вопросу о понятии финансовой системы России: теоретические аспекты финансового права

Аннотация:
Анализируются теоретические и практические проблемы определения понятия “финансовая система”, формулируются предложения по созданию легальной дефиниции, обосновывается необходимость унификации содержания данной категории.

Содержимое статьи:
Финансовая система Российской Федерации согласно философским позициям является интегративной системой. Интегративная система, как известно, в отличие от системы суммативной является тем, что можно назвать “органично целым”. Суммативные системы характеризуются тем, что их свойства почти целиком исчерпываются свойствами входящих в систему элементов. Главное отличие самой суммативной системы от входящих в нее элементов заключается лишь в количественном превосходстве элементов без изменения по качественным характеристикам, т.е. только по сумме и количеству. В философском словаре выделяют следующие особенности, присущие интегративным системам как “целокупности предметов… 1) они приобретают новые свойства по сравнению с входящими в них предметами, т.е. свойства, принадлежащие именно совокупности как целому, а не ее отдельным частям; 2) связи между их элементами имеют законообразный характер; 3) они придают своим элементам такие свойства, которыми элементы не обладают вне системы”1. Именно такие системы, по мнению ученых, представляют собой подлинные целостности, а их элементы являются их подлинными частями. По этому поводу Ю.А. Крохина отмечает: “Каждому звену финансовой системы присущи определенные свойства и функции, которые не повторяются другими ее звеньями, но все звенья взаимодействуют и интегрируют. Это и является признаком целостнос- ти финансовой системы”2. Целостность финансовой системы предопределяется и тем, что она выступает своеобразным отражением внутреннего строения такой целостной экономической категории, как финансы. Достаточно устоявшейся у экономистов и правоведов считается позиция, согласно которой постулируется, что финансовая система, будучи производной от экономической категории “финансы”, также является категорией финансовой. В связи с этим традиционно финансовая система (как экономическая категория) рассматривается как внутреннее строение финансов, совокупность входящих в них взаимосвязанных звеньев (институтов), каждое из которых представляет специфическую группу финансовых отношений3. Между тем анализ современного финансового и бюджетного законодательства свидетельствует о том, что большинство из традиционных финансово-правовых институтов, включаемых в структуру финансовой системы РФ, претерпело изменения и наполнилось абсолютно новым содержанием, о чем упоминалось ранее. Кроме того, в постсоветский период появились новые, неизвестные ранее звенья финансовой системы. Причем эти звенья (за некоторым исключением) имеют не только экономическое содержание, но и правовое оформление, выражающееся закреплением их понятия, внутренней структуры и принципов построения посредством норм права. Возникает вполне логичный вопрос: может ли финансовая система, характеризуемая в учебной литературе исключительно как экономическая категория (поскольку производна от экономической категории “финансы”) и одновременно включающая в качестве своих компонентов институты, оформленные посредством финансово-правовых норм, оставаться таковой (т.е. экономической) в своей “целокупности”? Полагаем, что ответ должен быть отрицательным.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала.