English version

Архив номеров

Милова Е.А.

Название статьи:
К вопросу о категории "субъект публичного права"

Аннотация:
В статье затрагиваются некоторые аспекты, касающиеся категории “субъект публичного права”, дается понятие “публичный субъект”, определяются виды субъектов публичного права.

Список литературы:
1 Юридический энциклопедический словарь. М., 2009. С. 123. 2 Лавренюк А.В. Субъекты публичного права: теоретико-правовое исследование : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. 3 Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица // Законодательство. 2003. № 12; 2004. № 1; 2005. № 1. 4 Лупарев Е.Б. Соотношение публичного и частного права в налоговых спорах // Налоговые споры: теория и практика. 2005. № 1. С. 25. 5 Кожевников О.А. К вопросу о юридической ответственности // Вестн. Волж. ун-та им. В.Н. Татищева. 2002. Вып. 22. С. 4. 6 Тихомиров Ю.А. Публичное право. М., 1995. 7 Винницкий Д.В. Субъекты налогового права. М., 2001. С. 67-72. 8 Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М., 1958. С. 84. 9 Миронов О.Э. Субъекты советского государственного права : дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1969. С. 13. 10 Асланян Н.П. Основные начала российского частного права : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2002. 11 Болгова В.В. Публичное право: проблемы теории, методологии, практики : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Саратов, 2009. С. 33. 12 Громов С.А. Соотношение частного и публичного права в российской системе права: тенденции дифференциации и интеграции : автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 13. 13 Лавренюк А.В. Субъект публичного права: единство понятия как многоаспектного явления в российской правовой системе // Вестн. Тамбов. ун-та. Серия “Гуманитарные науки”. 2007. Вып. 1 (45). С. 64-67. 14 Лавренюк А.В. О категории “субъект публичного права” в российской правовой системе // Вопросы теории и практики российской правовой науки : материалы III междунар. науч.-практ. конф. Пенза, 2007. С. 144-146. 15 Лавренюк А.В. Особенности правосубъектности и правового статуса субъектов публичного права в российском праве // Государственное строительство и право / под общ. ред. Г.В. Мальцева. М., 2007. Вып. 19. С. 80-90. 16 Лавренюк А.В. Субъект публичного права: единство понятия как многоаспектного явления в российской правовой системе // Право и государство: теория и практика. 2007. № 5. С. 21-26. 17 Лавренюк А.В. Суд как субъект публичного права: особенности реализации правового статуса суда в судебном правоприменении // Судебные изв. : информ. бюл. Управления Судебного департамента в Тамбов. обл. Тамбов, 2007. № 8 (1). С. 51-53. 18 Кретова Е.А. Тенденции развития публичного права в современной России: теоретико-методологический и технико-юридический аспекты : дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2007. С. 120. 19 Кретова Е.А. Понятие и природа публичного права // Правовое регулирование деятельности хозяйствующего субъекта : материалы VI Междунар. науч.-практ. конф., 10-12 окт. 2007 г. / отв. ред. А.Е. Пилецкий. Самара, 2007. Ч. 3. С. 80-83. 20 Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. № 3. Ст. 335. 21 Талапина Э.В. Новые институты административного права // Государство и право. 2006. № 5. С. 18. 22 По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 2, 12, 17, 24 и 34 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате : постановление Конституц. Суда РФ от 10 мая 1998 г. № 15-П // Собр. законодательства РФ. 1998. № 22. Ст. 2491. 23 Лавренюк А.В. Субъекты публичного права: теоретико-правовое исследование : дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 50. 24 Тотьев К.Ю. Публичный интерес в правовой доктрине и законодательстве // Государство и право. 2002. № 9. С. 2. 25 Кожевников О.А. Указ. соч. 26 Тихомиров Ю.А. Указ. соч. С. 121. 27 Кретова Е.А. Тенденции развития публичного права в современной России: теоретико-методологический и технико-юридический аспекты : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2007. С. 7. 28 Цвик М.В. Теория социалистической демократии (Государственно-правовые аспекты). Киев, 1986. С. 44. 29 Кокотов А.Н. Русская нация и российская государственность. Екатеринбург, 1994. С. 44-53. 30 Статья 1 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года // Международные акты о правах человека : сб. докл. / сост. В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева. М., 1999. С. 53. 31 Болгова В.В. Основы публичного права. Самара, 2009. С. 183. 32 Болгова В.В. Публичное право… С. 15-16.

Содержимое статьи:
Категория “субъект публичного права” продолжает быть предметом научной дискуссии и вызывает устойчивый интерес исследователей. Представления о субъектах публичного права существовали еще в римском государстве, где под государственным имуществом понимались вещи римского народа, не являющегося их собственником в традиционном смысле. При таком подходе государственное имущество принадлежало всем вообще и никому в частности, что привело к необходимости формирования субъективных частных прав единства на принадлежащее ему имущество. В процессе трансформации республики в монархию император получил статус первого гражданина римского народа, давший ему право в имущественных отношениях быть собственником и кредитором наравне с другими гражданами Рима. В то же время правовая регламентация имущественных отношений разделилась на две составляющие: 1) нормы обычного гражданского права; 2) нормы публичного права. С именем Юлия Цезаря связано введение муниципальной системы, характеризующейся уравниванием муниципий с частными лицами, а впоследствии и союзами граждан (“общество, корпорации, учреждение”). Вместе с тем римскому праву незнакомо понятие “публичный субъект” или какое-либо близкое к нему. В качестве общего ориентира словари предлагают нам стандартное понимание, согласно которому публичный субъект ставит в качестве цели какое-то общее благо в актуальном публичном дискурсе, к достижению которого он стремится, вступая в определенные отношения1. Наука не выработала единой терминологии для обозначения указанной категории. В разного рода исследованиях как равнозначные используются следующие понятия: “субъект публичного права”2, “субъект, выполняющий публичные функции”3, “субъект публичных правоотношений”4 и “публичный субъект”5. Ряд авторов, предлагая свои варианты терминологических обозначений вышеназванной категории, никак не раскрывают вводимые новации. Так, Ю.А. Тихомиров в известном труде “Публичное право” в названии третьей главы употребляет терминологический ряд: “Субъекты публично-правовых отношений. Публичные институты”, а по тексту вводит термин “субъекты публично-правовой деятельности”6. Отсутствие четких разграничений понятий “субъект публичного права” и “субъект публичного правоотношения” приводит к неоправданной путанице в их применении. Формально субъект публичного правоотношения является носителем определенной публичной функции. В такой трактовке указанные термины употребляются как синонимы7. С подобных позиций можно рассматривать государство, муниципальное образование, государственный или муниципальный орган, должностное лицо. Вместе с тем тождественность вышеназванных понятий8 не всегда оправданна. Позиции, согласно которым эти понятия различаются, в самом общем виде можно свести к двум направлениям: 1) “широкому”, где базовой считается категория “субъект публичных правоотношений”, а категория “субъект права” включается в нее как одна из составляющих9; 2) “узкому”, в котором категория “субъект публичного правоотношения” производна от категории “субъект публичного права”10. Вместе с тем ряд авторов отмечают, что разграничение понятий “субъект публичного права” и “субъект публичного правоотношения” по объему представляется неточным. Свою позицию они обосновывают тем, что субъектом публичного правоотношения может стать всякое лицо, которое вступает в отношения, урегулированные компетенционной нормой11. В этом контексте субъектом публичного правоотношения является любой социальный субъект, взаимодействующий с органами государства. С завидным, но вряд ли обоснованным постоянством как обязательный атрибут субъекта публичного права рассматривается характер интереса, им реализуемого в соответствующем правоотношении12. Полагаем, что столь ограниченное понимание вряд ли заслуживает поддержки. Для конкретизации терминологии небезынтересно посмотреть на соотношение категорий “субъект права” и “субъект публичного права”. Некоторые авторы оценивают эти понятия как общее и частное. Субъектами публичного права они считают лиц, созданных в установленном нормами публичного права порядке, цель деятельности и волеизъявление которых - выражение и обеспечение публичного интереса, обладающих компетенцией, достаточной для участия в публично-правовых отношениях. С этих позиций государство должно признавать такого рода контрагентов субъектами публичного права, подтверждая это в определенной форме (учет, регистрация, внесение в реестры)13. Сторонники вышеприведенной трактовки специфику статуса субъектов публичного права видят в том, что их статус и правосубъектность устанавливаются нормами публичного права14. Главным вектором, позволяющим различать субъектов публичного и частного права, в данном случае является компетенция15. В числе особенностей правового статуса субъектов публичного права называются их права и обязанности, закрепленные государством и определенные условиями жизни общества; подчеркивается важность юридической ответственности за ненадлежащее осуществление ими своих полномочий16. Ряд исследователей разделяют категории “правосубъектность” и “правовой статус” субъекта публичного права, подчеркивая в последней централизованность и субординацию правового регулирования, а также обязательную корреляцию юридических прав и обязанностей17. На наш взгляд, подобные представления преувеличивают аспекты компетенции, оставляя без внимания другие составляющие рассматриваемой категории. В отдельных диссертационных исследованиях в качестве современной тенденции отмечается процесс формирования правосубъектности новых участников публично-правовых связей, именуемых квазисубъектами. Для примера приводятся общие собрания собственников жилья, которые обладают особым статусом, участвуя в публично-правовых отношениях18. При этом из факта вступления в отношения с публичным субъектом делается вывод, что и отношение, и сам субъект становятся публичными19. Близка вышеизложенной позиция Э.В. Талапиной, анализирующей проблемы реализации положений постановления Конституционного Суда РФ “По делу о проверке конституционности абзаца восьмого пункта 1 статьи 20 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” в связи с жалобой гражданина А.Г. Меженцева” от 19 декабря 2005 г. №12-П20. Конституционный Суд РФ подчеркнул, что федеральный законодатель вправе наделить рядом публичных нормотворческих, исполнительно-распорядительных, контрольных полномочий автономных публично-правовых субъектов - саморегулируемые организации арбитражных управляющих. В этом смысле на саморегулируемые организации возлагаются некоторые государственные полномочия, что позволяет Э.В. Талапиной относить их к квазигосударственным субъектам. Однако автор высказывает обоснованные сомнения, что таковые способны на выполнение столь активной роли, какую отводит для них государство21. Вместе с тем Конституционный Суд РФ не всегда последователен в отстаивании идеи, заложенной в Постановлении № 12-П. В частности, относительно статуса нотариусов в России он установил, что “осуществление нотариальных функций от имени государства предопределяет публично-правовой статус нотариусов и обуславливает необходимость организации государством эффективного контроля за их деятельностью, включая деятельность нотариусов, занимающихся частной практикой и в качестве таковых принадлежащих к лицам свободной профессии”22. В данном случае ни факт осуществления публичных функций, ни право действовать от имени государства не делают нотариуса, занимающегося частной практикой, публичным субъектом, а лишь предопределяют необходимость создания эффективных механизмов контроля деятельности таких лиц - нотариальных палат. В теории эту группу субъектов называют также “агенты публичной власти”23 или “агенты публичного интереса”24.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала.