English version

Архив номеров

Гордеева Ж.А.

Название статьи:
Правоспособность и дееспособность юридического лица публичного права

Аннотация:
Рассматриваются проблемы понятия правоспособности и дееспособности юридического лица публичного права. Исследуется специфика правосубъектности публично-правовых образований на примере муниципальных органов. Проводится критический анализ действующего законодательства, анализируются теоретические источники, делаются научные выводы, вносятся предложения по совершенствованию действующего законодательства.

Содержимое статьи:
В научной литературе существуют различные точки зрения относительно характеристики гражданской правоспособности публично-правовых образований. Одни авторы характеризуют ее как универсальную1, другие - как общую2, третьи - как специальную3, четвертые - как целевую4. Приоритет, как правило, отдается специальной правоспособности. Сторонники данной позиции указывают, что правоспособность публично-правовых образований, какой бы широкой она ни была по своему содержанию, всегда носит не обычный, общий, а специальный характер5. Как справедливо утверждает О.Е. Кутафин, при характеристике правоспособности и дееспособности публично-правовых образований следует подчеркнуть, что эти образования отличаются от юридических лиц прежде всего тем, что не созданы специально для участия в гражданско-правовых отношениях. Последние носят здесь вспомогательный по отношению к основной деятельности характер6. Публично-правовые образования могут иметь только те гражданские права и обязанности, которые соответствуют их целям и отвечают публичным интересам. Поэтому следует согласиться с точкой зрения Конституционного Суда РФ, указывающего, что Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования участвуют в гражданских правоотношениях как субъекты со специальной правоспособностью, которая в силу их особой природы не совпадает с правоспособностью других субъектов гражданского права - граждан и юридических лиц, преследующих частные интересы7. Как справедливо заметил К.И. Скловский, лица публичного права, деятельность которых строго регламентирована, значительно более ограничены в осуществлении принадлежащего им права собственности, чем физические и юридические (частные) лица8. Но это с одной стороны. С другой стороны, они могут осуществлять сделки с имуществом, изъятым из гражданского оборота, имеют особые формы участия в торговом обороте, вправе устанавливать отдельные правила гражданского оборота. Представляется, что вопрос о правосубъектности территориальных образований выходит за пределы их гражданско-правового статуса. Однако ни конституционное, ни административное, ни муниципальное право не испытывают потребности в конструкции государственного муниципального образования как юридического лица. В этой конструкции нет необходимости вне частноправового контекста. Обоснованной представляется точка зрения Е.В. Гриценко, полагающей, что “несмотря на наличие отдельных признаков юридического лица и корпорации, муниципальное образование вряд ли можно охарактеризовать подобным образом”9.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала.