English version

Архив номеров

Харитонова Е.Г.

Название статьи:
Принцип состязательности сторон в уголовно-процессуальном законодательстве: обязанность обвинить или достичь истины?

Аннотация:
Рассматриваются некоторые практические аспекты реализации принципа состязательности сторон на стадии предварительного расследования, формулируются предложения по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства в части обеспечения реализации прав потерпевшего.

Содержимое статьи:
Обсуждение проблем состязательности сторон в уголовном процессе не прекращается со времен действия Устава гражданского судопроизводства России 1864 г. Принято считать, что в российской правовой системе данный принцип применим лишь для участников судопроизводства. Так, в своей научной и практической деятельности А.Ф. Кони придавал большое значение принципу состязательности в уголовном судопроизводстве: “Сущность этого принципа состоит в равенстве прав сторон - прокурора, а также подсудимого и его защитника на участие в исследовании обстоятельств дела и отстаивание своих позиций перед независимым и беспристрастным судом. Состязательность - гарантия выяснения сложных, подчас противоречивых, запутанных обстоятельств действительного или мнимого преступления”1. “Состязательное начало в процессе выдвигает как необходимых помощников судьи в исследовании истины обвинителя и защитника. Их совокупными усилиями освещаются разные, противоположные стороны дела и облегчается оценка его подробностей”2. А.Ф. Кони напоминал прокурорам и адвокатам, участникам судебного состязания, что “суд в известном отношении есть школа для народа, из которой, помимо уважения к закону, должны выноситься уроки служения правде и уважения к человеческому достоинству”3. Часть 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации гласит, что “судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон”. Более в Конституции РФ нет упоминания о применении данного принципа. Глава 2 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ включает норму о состязательности сторон в уголовном судопроизводстве. Нельзя не принять во внимание мнение профессора А. Давлетова, который полагает, что конституционный смысл ч. 3 ст. 123 заключается в следующем: так как она помещена в раздел Конституции, озаглавленный “Судебная власть”, уже одного этого достаточно, чтобы утверждать, что под судопроизводством основной закон имеет в виду сугубо судебную деятельность4. На наш взгляд, в действующем законодательстве имеется пробел в части применения принципа состязательности сторон на предварительном следствии. В Конституции РФ фактически не закреплен механизм применения и распространения принципа состязательности на предварительном следствии, равно как ст. 15 УПК РФ предусматривает применение указанного принципа лишь в суде. Между тем полагаем, что наличие такого пробела в уголовном процессуальном законодательстве дает широкие возможности обвинительной системе. К сожалению, хотя авторы УПК РФ и постарались наделить участников производства относительно равными правами, на практике мы день ото дня сталкиваемся с верховенством, а порой и вседозволенностью представителей стороны обвинения. “Современному досудебному уголовному процессу не всегда присущ принцип состязательности, и он по-прежнему является только розыскным. Во многом это можно объяснить тем, что защитник подозреваемого, обвиняемого даже в свете тех новшеств, которые привнес законодатель во вступивший в силу с 1 июля 2002 г. УПК РФ, не может на равных “тягаться” со следователем (дознавателем), который держит все нити ведения расследования и обычно не проявляет особого желания взаимодействовать со стороной защиты”5. Обратимся к вопросу о возбуждении уголовного дела. Действующим законодательством данная стадия досудебного производства по-прежнему отнесена к исключительной компетенции правоохранительной системы. Конечно же, логично, что именно представитель государственной влас- ти во исполнение принципа публичности осуществляет контроль и защищает права потерпевшего. Однако порой именно правоохранительная система, наделенная исключительными правами, чрезмерно употребляет ими вопреки интересам самих потерпевших. Действующий УПК РФ содержит лишь нормы с формулировкой об обязанности дознавателя, органа дознания, следователя принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции принять по нему решение. Отказ в приеме заявления либо в возбуждении уголовного дела может быть обжалован прокурору либо в суд (ст. 144 УПК). Представляется очень сложным противостоять системе в случае, когда представители государственного обвинения не желают возбуждать уголовные дела. Хотелось бы привести пример. Неустановленным лицом совершено убийство У. и покушение на убийство его приятеля П., которые ночью находились на улице. Здоровью П. причинен легкий, средний и тяжкий вред, имеют место обезображивающие внешность шрамы. В результате возбуждено уголовное дело по факту убийства У. В свою очередь П. обратился с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту покушения на убийство в отношении него (несмотря на обязанность органов возбуждать дела по данной категории преступлений) и просьбой признать его потерпевшим, а также назначить судебно-медицинскую экспертизу. Между тем следователь, приобщая заявление о возбуждении уголовного дела к материалам, не выносит постановления ни о возбуждении, ни об отказе в возбуждении уголовного дела. Вместо того чтоб искать действительного виновного в совершении двойного преступления, следователь вынес постановление о привлечении в качестве обвиняемого П. по факту совершения преступления в отношении У. Ни постановление о возбуждении уголовного дела, ни постановление о привлечении в качестве обвиняемого П. не содержат информации о повреждениях последнего, вообще ни в одном процессуальном документе не содержится информации о том, что П. является потерпевшим. В ходе предварительного расследования не проверяются сведения, изложенные П. о совершившихся преступлениях, однако “настойчиво” отрабатывается версия о том, что П. совершил убийство У., который в свою очередь перед смертью нанес тяжкие повреждения П., не признавая при этом П. потерпевшим. И все… Обжалуя бездействие следователя, П. получает лишь один ответ: следователь принимает решения, оценивая доказательства с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Считаем, что подобным примером мы не можем проиллюстрировать состязательности сторон. Налицо обвинительный, однобокий уклон, являющийся результатом вседозволенности и безнаказанности действий правоохранительной системы. На наш взгляд, отсутствие санкций в отношении сотрудников стороны обвинения в случае необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела приводит к нарушению прав потерпевшего, интересы которого должны охраняться государством. Не претендуя на передачу полномочий по возбуждению уголовных дел иным структурам, полагаем, что в уголовно-процессуальное законодательство необходимо включить нормы, предусматривающие санкции в отношении сотрудников правоохранительных органов в случае необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала.