English version

Архив номеров

Милова И.Е.

Название статьи:
Проблема фиксации результатов адвокатского расследования

Аннотация:
Рассматриваются теоретические и практические аспекты проблемы фиксации результатов адвокатского расследования, анализируются перспективы развития процессуальной формы результатов параллельного адвокатского расследования.

Содержимое статьи:
Законодатель предоставил защитнику право собирать доказательства (п. 3 ст. 86 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ). При этом он определил средства реализации данного права “путем получения предметов, документов, иных сведений”, а также “опроса лиц с их согласия”. Между тем за пределами нормативного регулирования остался сам порядок сбора доказательств защитником, включая вопросы тактики, методики и фиксации результатов параллельного адвокатского расследования. Образовавшийся пробел пытается восполнить наука1. Сама идея адвокатского параллельного расследования не нова. Впервые ее озвучил Н. Горя2, который исходил из верной в целом логической посылки о том, что во всех случаях выводы защитника должны основываться на убедительных фактических данных, поскольку только при этом условии защита прав и интересов подозреваемого, обвиняемого будет полноценной. В своих работах ученый предлагал наделить защитника правом проводить следственные действия в целях выявления обстоятельств, оправдывающих или смягчающих ответственность подозреваемого, обвиняемого, а также излагать свои выводы в особом документе - оправдательном заключении или в заключении о смягчении ответственности обвиняемого3. Весомый вклад в развитие основ адвокатского расследования внесла Концепция судебной реформы в Российской Федерации, утвержденная Постановлением Верховного Совета РСФСР 24 октября 1991 г. В ней, в частности, сформулировано положение: “Защитнику и представителю потерпевшего обеспечивается возможность самостоятельно собирать доказательства по делу, допустимость которых устанавливается законом. Ничем не может быть ограничено право адвоката встречаться с очевидцами события и другими лицами, располагающими какими-либо сведениями по делу, требовать их вызова и допроса”4. В приведенном тезисе усматривается четкое разделение ролевых функций важных субъектов уголовного процесса - защитника подозреваемого, обвиняемого и представителя потерпевшего. Предлагаемая конструкция полностью вписывается в модель состязательного уголовного процесса с равноправными сторонами. Она получила законодательное закрепление в ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации; в ст. 15, ч. 3 ст. 86 УПК РФ; в п. 3 ст. 6 федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”. Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (ст. 123 Конституции Российской Федерации). В ст. 15 УПК РФ сказано, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга, стороны обвинения и защиты равноправны перед судом. Приведенные предписания закона не соответствуют правовой действительности, поскольку на досудебном этапе состязательность присутствует лишь фрагментарно, а о равноправии сторон можно говорить лишь перед судом.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала.