English version

Архив номеров

Литвиненко Н.В.

Название статьи:
Правовое регулирование прогула в российском трудовом праве: становление, развитие, современность

Аннотация:
Статья посвящена актуальной проблеме правового регулирования прогула в российском законодательстве. Анализируется возникновение норм, закрепивших понятие прогула и ответственность за совершение данного проступка в фабричном законодательстве Российской империи, их развитие в праве советского периода и современное правовое регулирование.

Содержимое статьи:
Понятие прогула не является новым для трудового законодательства РФ, оно появилось еще в фабричном праве Российской империи и с тех пор претерпело существенные изменения. Определение прогула можно найти уже в Уставе о промышленности фабричной и заводской 1893 г.1, однако, в отличие от ныне действующего законодательства, совершение прогула не являлось основанием для расторжения договора, возможно было лишь наложение денежного взыскания на работника, допустившего такой проступок. Исходя из положений ст.145 Устава о промышленности фабричной и заводской под прогулом понималась неявка на работу в течение не менее половины рабочего дня, что отличало данное нарушение дисциплины от несвоевременной явки на работу или несвоевременной отлучки с нее. Уволить по инициативе администрации можно было работника, который не являлся на работу “более трех дней сряду или в сложности более шести дней в месяц без уважительных причин”. В данной связи интересной представляется позиция И.С. Войтинского, который, проанализировав нормы Устава о промышленности фабричной и заводской, решает вопрос о возможности признания участия в стачке неявкой на работу однозначным выводом о том, что всякая неявка на работу из-за стачки является неявкой по уважительной причине2. Устав о промышленности просуществовал до 1913 г., когда Государственная канцелярия объединила Устав о промышленности фабрично-заводской и ремесленной и Устав горный в Устав о промышленном труде 3. Устав о промышленном труде 1913 г.4 закрепил нормы о прогуле в четырех статьях: 48, 104, 106 и 109. Согласно его положениям, прогулом, в отличие от несвоевременной явки на работу или самовольной отлучки с нее, считалась неявка на работу в течение не менее половины рабочего дня. Прогул рассматривался в качестве одного из трех поводов наложения денежных взысканий на рабочих заведующим предприятием (также были предусмотрены такие поводы, как неисправная работа и нарушение порядка; перечень был закрытым и закреплялось, что никакие взыскания не могут быть налагаемы по другим поводам). Взыскание за прогул налагалось соответственно заработной плате рабочего и количеству прогульного времени в течение одного месяца, в размере, не превышающем, однако, суммы шестидневного его заработка. Сверх того, у рабочего удерживалась заработная плата за все прогульное время. Для рабочих, получавших “задельную плату”, взыскание за прогул определялось в размере не свыше одного рубля за прогульный день и не свыше трех рублей в общей сложности. Одновременно ст.106 Устава о промышленном труде уже содержит указание на наличие ряда обстоятельств, не зависевших от воли работника, освобождавших его от наказания, т.е. представляется, что можно говорить о зарождении условия наличия вины работника, совершившего прогул, как одного из оснований наложения на него мер ответственности. Так, примечание к данной статье устанавливало, что взыскания за прогул не полагается, если неявка на работу произошла вследствие лишения рабочего свободы, по внезапному разорению от несчастного случая, вследствие пожара, разлива рек, болезни, лишающей возможности отлучиться из дому, и смерти или тяжкой болезни родителей, мужа, жены и детей. Вместе с тем взыскания, налагаемые за неисправную работу, за прогул и за нарушение порядка в общей их сложности не должны были превышать одной трети заработка, действительно причитающегося рабочему к установленному сроку расплаты. Все производимые с рабочим расчеты, а также денежные взыскания с его оплаты труда, в том числе за прогул, подлежали отражению в его расчетной книжке. Однако указанные достижения были перечеркнуты Декретом о суде №1, в котором судам предписывалось руководствоваться в решениях и приговорах законами свергнутых правительств, только если они не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию5. Принятый Кодекс законов о труде 1918 г.6 не содержал понятия прогула и критериев его определения. При этом, закрепляя всеобщую трудовую повинность (ст.1), санкции за недостижение нормы выработки вплоть до увольнения (ст.119), основания увольнения трудящегося (ст.46), КЗоТ 1918 г. упоминает прогул в двух статьях: ст.68 и ст.3 Приложения к ст. 80 “Правила о трудовых книжках”, указывавших на последствия совершения прогула. Так, допускалось производство вычетов за прогул из вознаграждения трудящегося, а в трудовую книжку заносились в числе прочих записи о времени прогулов, а также о взысканиях, налагаемых на трудящегося во время и по поводу его трудовой деятельности. В Кодексе не выделялось такое основание увольнения трудящегося, как прогул7. Декрет СНК РСФСР от 27 апреля 1920 г. о борьбе с прогулами8 определил прогул как неявку на работу без законных оснований и установил следующие санкции за совершение данного правонарушения. Сверх удержания заработной платы производились вычеты из премии как денежной, так и натуральной за прогулы (неявку на работу без законных оснований) по следующему расчету: - за первый день прогула в течение месяца высчитывалось 15% месячной премии: - за второй день - 25%; - за третий - 60%. Независимо от указанного совершение прогула влекло за собой обязанность отработать дни прогула в порядке трудовой повинности в сверхурочное время и в праздники, причем рабочие и служащие могли привлекаться и не по их специальности с оплатой этих работ по тарифным ставкам, без начисления премии и сверхурочных. Лица, уклоняющиеся от вышеуказанной обязанности отработать прогул, подлежали заключению в концентрационный лагерь. Прогул свыше трех дней в течение месяца влек за собой предание дисциплинарному суду, как за саботаж. При этом, как отметил С.Ю. Бычков, прогулы были основным видом проступков9. КЗоТ РСФСР 1922 г.10 также не содержал понятия и критериев определения прогула, однако п. “г” ст. 47 предусматривал возможность расторжения трудового договора по требованию нанимателя в случае систематического неисполнения нанявшимся без уважительных причин обязанностей, возлагаемых на него договором или правилами внутреннего распорядка; а п. “е” ст. 47 текстуально воспроизводил положения ст. 62 Устава о промышленном труде 1913 г.: работника можно было уволить “в случае неявки на работу более трех дней сряду, или в общей сложности более шести дней в месяц без уважительных причин”11. Данный пункт в 1927 г. был изменен Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР. Новая редакция допускала увольнение за прогул при неявке нанявшегося на работу в общей сложности в течение трех дней в месяц без уважительных причин. В 30-х гг. XX в. продолжалось ужесточение подхода к определению прогула и санкций за совершение этого проступка.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала.