English version

Архив номеров

Жеребцова Е.Е.

Название статьи:
Проблемы реализации функции конституционного контроля в советский период

Аннотация:
Рассмотрены проблемы и особенности осуществления правовой охраны и защиты Конституции в советский период высшими судебными органами, а также специализированным квазисудебным органом.

Содержимое статьи:
В 1924 г. был создан Верховный Суд СССР, правовую основу деятельности которого составляли Конституция СССР (гл. 7 так и называлась “О Верховном Суде Союза Советских Социалистических Республик”), Положение о Верховном Суде СССР и Наказ Верховному Суду СССР. Верховный Суд СССР состоял из 11 членов, в том числе: председателя, его заместителя, 4 председателей пленарных заседаний верховных судов союзных республик и 1 представителя Объединенного Государственного Политического Управления СССР. Председатель, его заместитель и остальные пять членов назначались Президиумом Центрального Исполнительного Комитета СССР. Согласно ст. 43 Конституции СССР 1924 г.1 Верховный Суд СССР был правомочен: давать разъяснения верховным судам союзных республик по вопросам общесоюзного законодательства; рассматривать и опротестовывать перед Центральным Исполнительным Комитетом СССР постановления, решения и приговоры верховных судов союзных республик по соображениям противоречия таковых общесоюзному законодательству или затрагивания ими интересов других республик; давать заключения по требованию Центрального Исполнительного Комитета СССР о законности тех или иных постановлений союзных республик с точки зрения Конституции; разрешать судебные споры между союзными республиками и др.2 Наделение Верховного Суда СССР подобными полномочиями имело определенные предпосылки, в частности образование СССР как федеративного государства и возможное возникновение противоречий между нормами союзного законодательства и законодательства республик в составе СССР, требующих практического разрешения. Однако на практике фактически Верховный Суд СССР выполнял судебно-консультативную функцию. В начале 1930-х гг. активность Верховного Суда СССР в сфере конституционного контроля начинает постепенно снижаться, а принятая в 1936 г. Конституция вообще не предусматривала норм, касающихся судебного конституционного контроля3, она закрепляла функцию конституционного контроля за высшими органами государственной власти. Именно начиная с середины 1930-х гг. считалось, что конституционный контроль должны осуществлять органы законодательной власти, а не суды. В этой связи весьма примечательны следующие конституционные положения: п. “в”, п. “е” ст. 49 Конституции (Основного закон) СССР, утвержденной Постановлением Чрезвычайного VIII Съезда Советов Союза ССР от 5 декабря 1936 г., - которые среди полномочий Президиума Верховного Совета СССР предусматривали толкование действующих законов СССР, отмену постановлений и распоряжений Совета Министров СССР и Советов Министров союзных республик в случае их несоответствия закону4. Вплоть до середины 1980-х гг. идеи о судебном конституционном контроле полностью отвергались, поскольку в определенной степени контрольные функции возлагались на высшие представительные органы государственной власти. Как отмечала Н.А. Богданова, с начала 1930-х гг. в отечественном государствоведении прекращаются научные обсуждения проблем конституционного контроля, в том числе судебного5. Конец 80-х гг. прошлого века был ознаменован проведением в СССР реформирования законодательства, что привело к усилению прогрессивных тенденций в развитии государства и объективно вызвало необходимость создания специальных органов, правомочных осуществлять правовую охрану Конституции СССР. Среди ученых не было единства в вопросе о форме и статусе данного органа на уровне Союза ССР, поскольку вносились различные предложения, в том числе предлагалось создание Комитета конституционного надзора СССР, специализированного органа судебного конституционного нормоконтроля - Конституционного Суда, либо возложение контрольных функций на Верховный Суд СССР (следуя американской системе конституционного контроля). Приведем лишь некоторые примеры. А.А. Собчак отмечал, что отсутствие конституционного суда или комитета является серьезным недостатком политической и законодательной системы. Подчеркивая необходимость создания нормоконтрольного органа, И.Д. Хадыркэ указывал, что Конституционный суд должен выступать как “наивысший механизм регулирования межнациональных отношений, поддержания порядка в стране…” и исключать “возможность принятия необдуманных указов”, контролировать деятельность иных государственных структур6. С законодательной новеллой от 23 декабря 1989 г. (закон СССР “О конституционном надзоре в СССР”)7 был разрешен спорный вопрос о форме контрольного (надзорного) органа. Краткий экскурс в историю позволяет констатировать, что принятие данного закона и процесс реального формирования Комитета конституционного надзора СССР проходили достаточно сложно. Первоначально вопрос о формировании Комитета конституционного надзора был внесен в повестку заседания I Съезда народных депутатов СССР 8 июня 1989 г. Однако решение о формировании Комитета конституционного надзора СССР на данном заседании не было принято, поскольку против него выступили литовские депутаты, отметив, что Комитет конституционного надзора СССР может стать “инструментом давления на возрождение союзных республик, прессом над их суверенитетом”8. Во избежание противоречий среди депутатского корпуса, для исключения опасений о вмешательстве Комитета конституционного надзора СССР в суверенные дела союзных республик литовские депутаты внесли предложение о формировании данного органа из числа представителей республик. С учетом отсутствия единства в вопросе об избрании членов Комитета конституционного надзора СССР М.С. Горбачев предложил отложить рассмотрение данного вопроса. В ходе обсуждения проекта повестки II Съезда народных депутатов СССР были высказаны различные мнения относительно Комитета конституционного надзора СССР. В частности, объектом обсуждения выступили вопросы о том, включать ли в повестку вопрос о проекте закона СССР “О конституционном надзоре в СССР” или вопрос о непосредственном избрании членов Комитета конституционного надзора СССР.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала.